мифология и тексты...


из Апдайка...
d
charykhan wrote in mifologizm
(из разговора Хирона и Венеры)

- Твоя вера в нас поистине трогательна. Чем заслужили мы такое поклонение?
- Мы чтим богов не за их дела, - сказал он, - а просто потому, что они боги.
...
- О Хирон, - сказала она, - еслиб ты знал их, как я! Расскажи мне про богов. Я так забывчива. Назови их. Эти имена так величественно звучат в твоих устах.
...
- Зевс, владыка небес, тучегонитель и громовержец.
- Грязный развратник.
- Его супруга Гера, покровительница священного брака.
- В последний раз, когда я ее видела, она с досады, что Зевс уже целый год не восходит к ней на ложе, била свою прислужницу. А знаешь, как он в первый раз овладел ею? Обернувшись кукушкой.
- Удодом, - поправил Хирон.
- Нет, глупой кукушкой, какие выскакивают из часов. Ну назови еще богов. Они такие смешные.
- Посейдон, властитель белогривого моря.
- Старый полоумный матрос. Он красит волосы в синий цвет. От его бороды воняет тухлой рыбой. У него целый сундук африканских порнографических картинок. мать его была негритянка - белки глаз его выдают. Ну, дальше.
Хирон чувствовал, что пора остановиться, но злословие втайне доставляло ему удовольствие, в нем самом было что-то от шута.
- Пресветлый Аполлон, - возгласил он, - всевидящий властитель солнца, чьи дельфийские прорицания направляют нашу политическую жизнь, а всепроникающий дух приобщает нас к искусствам и законам.
- А, этот хвастун. Сладкоголосый хвастун, который вечно болтает только о себе; меня тошнит от его тщеславия. Ведь он неграмотный.
- Ну нет, это уж ты слишком.
- Верь моему слову. Возьмет свиток и сидит, уставившись без толку в одно место.
- А его близнец Артемида, прекрасная охотница, которую обожают даже звери, умирающие от ее руки?
- Ха! Она никогда не попадает в цель, вот в чем секрет. Хихикает в лесу со сворой вассаровских девиц, чью хваленую девственность ни один лекарь в Аркадии...
- Тсс, дитя!
Кентавр протянул руку, словно хотел зажать ей рот, и в страхе действительно едва не коснулсяее губ. Он услышал у себя за спиной приглушенный громовой раскат.
Она отступила, удивленная его дерзостью. Потом взглянула в небо поверх его плеча и, поняв в чем дело, рассмеялась; это был невеселый смех, нестерпимо накаленный и вызывающе протяжный; ее совершенные черты, обезображенные смехом, заострились, от женственности не осталось и следа. Щеки, лоб, шея побагровели, и она закричала прямо в небо:
- Да, брат, да, я богохульствую! Вот они твои боги, слушай: синий чулок, болтливая сорока, грязная карга, от которой воняет самогонкой, разбойник с большой дороги, пьяный псих и презренный, жалкий, вонючий, седой, хромоногий, чумазый рогоносец...

?

Log in